На правах рекламы:

Запчасти для ТНВД delphi в Астане

Property valuation specialist in UK




Штирлиц не возвращается

Главная кинематографическая интрига последней недели - в Москве начались съемки фильма про молодого Штирлица. Киноэпопея должна выйти к 2009 г., а пока ее автора каждодневно атакуют десятки СМИ. Известный режиссер Сергей Урсуляк рассказал о том, как он снимает фильм о молодом Штирлице.
Я позвонила режиссеру, когда он возвращался со съемочной группой из Севастополя… «Опять то же самое напишете – не могу работать в режиме заезженной пластинки, - пожаловался мне создатель нашумевшей «Ликвидации», -Штирлиц возвращается! Тьфу!»
И все же после некоторых уговоров Сергей Владимирович сказал, что «нарисоваться» мне можно будет утром с 9.00 до 11.00 на Новой Басманной. Я была допущена к святому - съемочной площадке, к роскошному старинному особняку, прихотью режиссера превращенного в штаб ВЧК. «Враг не пройдет!» - встретила меня огромная красная перетяжка между ионических колонн парадной. Навстречу спускался чекист в потертой кожанке, а за ним Урсуляк с кружкой кофе…

- Сергей Владимирович, у вас уставший вид, вам явно не до сна…

- Как тут без ночных бдений… В Севастополе работали очень плотно. Съемки начались с массовых сцен – солдаты и офицеры добровольческой армии, гражданские люди, не принявшие идеалы советской власти, поднимаются на борт парохода «Андрей Первозванный», покидая Россию. В этой сцене одновременно были заняты 520 человек, десяток лошадей и автомобилей. Какого труда стоило направить людские потоки в нужное русло, при этом еще следить за выражением лиц и походкой актеров! Мол, «не спеши, морячок, у тебя же серьезное ранение, не забывай прихрамывать! Господа офицеры, больше грусти на лицах – вы же Родину покидаете!»

- Пристрастие к ретро-фильмам не случайно? В новом веке для вас все виртуально, искусственно и пластиково?

- Знаете, в 70 – 80-е был свой пластик и свое, простите, г… Но я был молодым. Признаюсь, у меня нет особой любви к препарированию сегодняшних реалий. Я живу на хуторе, на выселках, обрабатываю свой огород в шесть соток. Для меня говорить о сегодняшнем дне - все равно что прийти на кислотную дискотеку. Формально говоря, я еще могу попрыгать, да вот со стороны это будет выглядеть как-то странноватенько.

- И все же, чем для вас привлекательна эта старая советская история?

- Это фильм не про советскую власть, а о начале пути молодого чекиста Всеволода Владимирова, который становится ротмистром Максимом Исаевым в колчаковском правительстве и эвакуируется с белыми войсками в Маньчжурию. Только потом, по новой легенде, он становится Максом Отто фон Штирлицем. Это - сага о человеке, который оказался между двух воюющих сторон. Он, конечно же, принимает решение, с кем ему быть, но при этом сомневается в правильности своей позиции. Я, скорее, делаю фильм не об Исаеве, а о том, как трудно быть своим среди чужих и чужим среди своих. Уверен – наш герой никогда не забывал пережитую в юности драму. 

- Во всех СМИ примелькалось словосочетание «целевая аудитория». Вы, как художник и творец, ее чувствуете? Вообще, боитесь не угодить массовым вкусам?

- В каком-то смысле я ориентируюсь на мнение своих детей. У меня две дочки – одной 19, другой 25… Я знаю, что они не характерные представители поколения. Но я за то, чтобы не понижать планку. Я не буду ломать себя через коленку. В 90-е годы, потакая культурному краху, мы, к сожалению, воспитали своего зрителя, а вы – своего читателя. И этот зритель-читатель, мягко говоря, не образован, духовно слеп и питается хорошо прожеванной подслащенной дрянью. Если я вдруг начну пристрастно интересоваться тем, чего хотят получить  миллионы сограждан, я вообще ничего не сниму.

- Как вы отфильтровали идеологию романов Юлиана Семенова?

- Мне всегда нравились его произведения. Но я легко отошел от литературного первоисточника с его однозначной позицией. Ужас красных и белых в том, что в мясорубку попали и те и другие, ни у кого жизнь не закончилась спокойной старостью и внуками. Вспомните реальную историю Блюхера и его сотоварищей. Их всех расстреляли. А беляки либо погибали от пули и голода, либо страдали в эмиграционной нищете и забвении.

- Не опасно ли настолько переписывать классика?

- Время прошло, и сегодня невозможно расставить акценты так же, как это сделал Семенов. Кстати, дочь писателя – Ольга Юлиановна – прочитала сценарий и дала свое согласие. Автора сценария – Сергея Пояркова – вы уже знаете по «Ликвидации». В моем фильме главное – приключенческо-детективная интрига, а Исаев – персонаж, который сам по себе мало влияет на ситуацию.

 - Наслышана о том, с какой тщательностью вы реконструируете антураж 20-х годов…

- Мне пришлось несколько раз продлевать подготовительный период – в итоге на разбег ушло семь месяцев. Художники, костюмеры, реквизиторы буквально до мелочей изучали приметы того времени. Специально для проекта изготовили несколько сотен образцов всевозможных документов, удостоверений, пропусков, плакатов, газет, листовок, банкнот, рекламных щитов и афиш. Со складов и барахолок собраны десятки старых зонтов, чемоданов, портфелей. Костюмеры приготовили 600 образцов гражданской одежды и военной формы разных социальных слоев, армейских и флотских подразделений. Только для Исаева подобрано двенадцать вариантов костюмов…
Из гаража игровой автоколонны «Мосфильма» в фургонах к месту съемок доставлены два ретро-автомобиля – «Роллс-Ройс» (той же модели, на которой по революционным улицам Москвы и Питера разъезжал Ленин) и «Руссо-Балт». В Крыму к добавили пару древних «Фордов» и три грузовика «Магируса», изготовленных группой энтузиастов из города Ровно. Морские посудины подбирали в Севастополе: десяток шлюпок, катера и теплоход, который, кстати, сегодня работает на регулярных рейсах из Крыма в Стамбул. Из улиц, переулков, набережных Севастополя и Балаклавы получился собирательный портрет Владивостока…

- На роль Исаева вы пригласили Даниила Страхова - актера с большим сериальным «хвостом». Вы хотите, чтобы его образ конкурировал с Тихоновым?

- Даня – молод, красив и талантлив… Если вы на него посмотрите отстраненно, то заметите насколько у него недеревенское и несовременное лицо. Кстати, Вячеслав Тихонов – выходец из деревни, но и по сей день никому в голову не придет что он не дворянин… Я надеюсь, что с Даниилом меня не подвела интуиция. Знаете, я никогда не провожу пробы - это огромный стресс для актера. Вы представляете - человеку в считанные минуты надо сориентироваться и вжиться в шкуру персонажа, которого он еще не прочувствовал, да и я, режиссер, еще ничего о нем, Исаеве, не знаю. Я просто беседую с актерами - иногда по несколько часов, этого вполне достаточно для того, чтобы определиться, будем ли мы вместе работать.

- Естественно, в фильме будет проскальзывать любовная линяя…

- У Исаева закрутится роман с Сашенькой. Той самой дамой, которая спустя 20 лет будет ждать его в кафе «Элефант». Ее играет выпускница Щукинского училища Вера Строкова (в «Семнадцати мгновениях весны» – Элеонора Шашкова). Полина Агуреева в сериях, снятых по «Бриллиантам для диктатуры пролетариата», сыграет Анну, и снова окажется в паре с Михаилом Пореченковым. Безусловно, то обстоятельство, что они могут напомнить зрителям о «Ликвидации», меня в какой-то степени смущало. Но потом я подумал, что артисты такого уровня не позволят себе эдаких «дублей». В «Исаеве» будет сниматься и Ксения Раппопорт. У нее два проекта в Италии, но Ксюша согласна лавировать, чтобы как-то вписаться в наш график.

- Скажите, зритель сразу поймет, что Максим Исаев – тот самый Штирлиц?

- В проекте есть моменты, напоминающие фильм Татьяны Лиозновой, прежде всего – музыка Таривердиева. Потом, конечно же, актер Константин Желдин. В «Семнадцати мгновениях весны» он сыграл оберштандартенфюрера СС Фрица Холтофа, а у нас он ювелир Пожамчи из «Бриллиантов для диктатуры пролетариата». Я очень надеюсь уговорить на участие в проекте Вячеслава Тихонова… Какой-то минимальный шанс на это есть. Но вообще, вы, журналисты, никогда не спрашивайте его о Штирлице, лучше о Болконском. Актер всегда болезненно воспринимает ассоциацию с конкретной ролью…

Автор: Мария Рунова