Передача Виталия Вульфа Мой серебряный шар - канал РОССИЯ 11 мая 2010 года

Недели две тому назад мне позвонил мой один близкий друг и говорит: "Ты знаешь, надо обязательно идти в театр на Малую Бронную и смотреть спектакль по пьесе Леонида Зорина «Варшавская мелодия»." Я знал, что за последние годы в этом театре не было успеха и после ухода Эфроса какое-то было отторжение от этого театра. Там было много главных режиссеров, были какие-то спектакли, наверно удачные, может быть нет. Но чтобы идти на спектакль? Он говорит: "Ты напрасно так реагируешь, мы ещё не достанем билета." Я позвонил директору театра, он сказал: "Сделайте мне места на спектакль «Варшавская мелодия»." Когда мы подошли к театру, к театру попасть было нельзя. Творилось что-то совершенно невероятное. Огромное количество людей, много молодых лиц, явный ажиотаж. Я с интересом сел в кресло и ждал, когда начнется спектакль. Я давно не получал такого удовольствия, как в тот вечер, когда я смотрел «Варшавскую мелодию». Все было для меня удивительно. Это как бы был большой зал консерватории и там случайно рядом оказалась польская девочка, ее играла актриса Театра Наций Юлия Пересильд, а в роли героя был Даниил Страхов.

Я знал его и видел его не первый раз. Он всегда поражал меня двумя качествами: своей редкой интеллигентностью и красотой. Таких красивых актеров мало в сегодняшней Москве. Но всегда ему не хватало темперамента. Вот казалось, еще немножко темперамента и тогда роль заиграет у него всеми красками.
Они оба овладели зрительным залом сразу. Это была не просто история любви, это была не просто та история, которую играли в театре Советского Союза сорок лет назад о том, как чудовищный сталинский закон, который запретил браки между русскими и иностранцами, поламал тысячи судеб.
  Нет, спектакль был не об этом. Спектакль был о той любви, которая не проходит, не исчезает, а навсегда остается внутри человека.

Спектакль о том, что любовь, это то великое чувство, которое, если уже прикасается к человеческой личности, остается в ней навсегда. Поэтому было не только всё эмоционально, но было и очень горько. Два человека полюбили друг друга сразу. Юлия Пересильд играла польку. Ей не приходилось делать акцента, так как делали акценты прежние исполнительницы. Она говорила как польки, безупречным акцентом, нигде не делая его, ничего не изображая.
И это было такое филигранное мастерство, что в антракте одна моя знакомая мне сказала: "Вы ее видите первый раз? Вы посмотрите ее в Театре Наций у Евгения Миронова. Она теперь заменяет Чулпан Хаматову в «Рассказах о Шукшине»." Я не знаю, как она играет «Рассказы о Шукшине», но здесь она была пленительна. Особенно первую часть спектакля.
  Когда она влюблялась в него и он увлекался ей. Я вдруг увидел, как Даниил Страхов на сцене умеет любить. Как его красота отходит как бы на второй план, это не самое главное, а самое главное это то чувство, которое пожирало его. Когда-то пьеса Леонида Зорина имела колоссальный успех. Но это было лет сорок тому назад. Ее играли, по-моему, все театры страны. Юлия Борисова и Михаил Ульянов были знаменитые исполнители главных ролей в Театре Вахтангова...