На правах рекламы:

Цены свадебных фотографов в москве свадебная фотосессия цена москва magicfilms.ru.




Даниил Страхов. Женский идеал существует

Многие зрительницы смотрели «Бедную Настю» только ради него -блестящего барона Корфа! Страхов-артист с иронией относится к титулу «секс-символ», а Страхов-человек считает супругу Машу идеальной женщиной.
Родители Даниила никакого отношения к кино и театру не имеют: отец — лингвист, мама — психоаналитик. Но к 17 годам Даня столь сильно увлекся театром, что вопрос «Куда пойти учиться?» перед ним не стоял. Теперь Страхов частенько повторяет, что если бы чуть больше знал об актерской профессии, то вряд ли стал бы артистом. Он, кажется, даже не подозревает, что эта фраза приводит в ужас его многочисленных поклонниц!
Несмотря на свою популярность, Даниил — человек довольно замкнутый и совершенно не тусовочный. Не очень-то любит откровенничать о своей семье. Кстати, свою будущую жену - Марию Леонову - Даня впервые увидел в Щукинском училище. Да что там увидел - влюбился с первого взгляда! Но Маша тогда не обратила внимания на симпатичного однокурсника. Уже после окончания института ребята оказались в Театре им. Гоголя, где, наконец, между ними разгорелся роман. А через 5 лет совместной жизни Даниил и Маша поженились.
Между прочим, московским театралам имя Страхова стало известно задолго до звездной роли барона Корфа. Дебютная работа артиста - Николай Аблеухов в спектакле «Петербург» - была отмечена призом, а после ролей Дориана Грея и Калигулы о Данииле Страхове заговорили как о неординарном артисте!

-Даниил, когда вы почувствовали, что стали известным?Вероятно, после выхода на экран «Бедной Насти»?

-О, славы я как раз и не прочувствовал (улыбается). Я и на улице-то почти не бывал. Утром — в машину, и с одной площадки на другую... Снимаясь в пятидесятой серии телеромана «Бедная Настя», мы понимали, что нам предстоит еще почти восемьдесят. Тогда я одновременно работал в «Звездочете» и «Детях Арбата», поэтому думал, как сохранить себя, чтобы во всех проектах максимально выложиться. Представьте, за двадцать четыре часа я из барона Корфа превращался в Юрия Шарока, а потом меня везли драться с Володей Вдовиченковым в «Звездочете». После спал пару часов и вновь возвращался в кадр к «Бедной Насте». С точки зрения физического и эмоционального самочувствия, было довольно тяжело. Иногда даже начинало казаться, что схожу с ума.

-Серьезная нагрузка на организм!

-А что делать? Хотелось использовать шанс, который второй раз мог и не выпасть. В большом кино сначала идут съемки, потом монтаж, озвучивание, и только спустя полгода картина выходит в свет. Здесь есть момент отстранения от сделанной работы. А в сериалах компании «Амедиа» другая технология производства. К тому же мы начинали одними из первых, и процесс еще не был отлажен, что тяжело вдвойне! Поясню: к примеру, сегодня мы снимаем, а уже завтра эта серия идет в эфир. Все было в новинку, и не только для нас, но и для продюсерского коллектива. Всем было и сложно, и безумно интересно!

-Сейчас вы поддерживаете отношения с кем-нибудь из актеров?

-Дружу с Петром Красиловым — мы вместе были заняты в «Бедной Насте». Когда снимается сериал, ты невольно все это время проводишь со своими партнерами — в кадре или на площадке. И, естественно, узнаешь человека с разных сторон. Хорошо, если возникают симпатия и взаимопонимание. Но иногда бывает и по-другому. С профессиональной точки зрения, лучше, конечно, любить и уважать своего партнера. Положительные эмоции, которые рождаются в общении за кадром, привносят особую ауру и сказываются на результате.

-Говорят, что романтические чувства подчас не умещаются в рамках роли и закрадываются в личную жизнь...

-Чего лукавить — актерская профессия таит в себе много искушений. И не признавать это глупо и неправильно. Но каждый человек, будь он актер, фотограф или журналист, имеет свою порцию искушений. И он должен сделать выбор: бороться с соблазнами и побеждать или проиграть самому себе. Но на эту тему сложно говорить, особенно людям публичных профессий, жизнь которых так или иначе у всех на виду.

-А не боитесь играть отрицательных персонажей? Или соглашаться на мистическую роль Дориана Грея, например?

-Не боюсь — я к ролям отношусь прагматично. И как можно из страха отказаться от интересной работы? Поверьте, мистицизма в моей жизни тоже достаточно. Да, я суеверен, как любой актер, но до безумия никогда не доходил. И потом: в глубине души я убежден, что просто так роли не приходят. Актерская профессия в том и заключается, чтобы вытащить из себя различные грани человеческих проявлений. Но если актер по роли умирает, это же не значит, что он умирает по-настоящему.

-Знаю, что у вас есть хобби...

-Да, люблю охоту! Многие люди считают охотников убийцами, но это неверно. В природе это соревнование, ты как бы выходишь на тропу войны, ощущая себя хищником. Я же не глушу рыбу динамитом и не браконьерствую. Понимаете, в животном мире действует закон сильнейшего и не существует тех моральных норм и ценностей, которые приняты в человеческом обществе.

-То есть силы восстанавливаете при помощи адреналина?

-Да, но люблю и пассивный отдых — на диване поваляться, отоспаться, телевизор посмотреть.

-Сериалы со своим участием смотрите?

-Представьте, да, это тоже часть моей работы. На самом деле я довольно критично отношусь к собственной персоне и просматриваю отснятые серии, чтобы исправить какие-то огрехи и не повторить их вновь. Это работа над ошибками, а совсем не расслабление, как у обычного зрителя.

-Ваша жена Мария Леонова -актриса. Сложно творческим людям жить под одной крышей и выходить вместе на сцену?

-Был психологический барьер на репетициях. Трудно перестроиться — ты ведь не с партнером, а с близким человеком, которого знаешь буквально до мельчайшей клеточки! Есть опасность так называемого семейного театра, которая не обошла ни одну творческую семью. И нужно понимать: чем больше работаешь с любимым человеком, тем менее ты объективен в совместной работе. Правда, мы давно уже не играем вместе.

-Работу дома обсуждаете?

-Разумеется! Да и невозможно не говорить, если занимаешься одним делом, тем более любимым. Мне кажется, есть две позиции в создании семей. Либо человек находит вторую половину, которая никакого отношения не имеет к его делу, и разделяет семейную и профессиональную сферы. Либо второй вариант, когда два человека объединяются по интересам. Нам с Машей ближе последний, поэтому мы обсуждаем все, что происходит в творческой жизни нашей и наших коллег.

-Подвергаете их критике?

-Как говорится, не суди, и не судим будешь. Но я профессионал и хорошо знаю изнанку процесса. Поэтому критических оценок не избежать.

-А если играет знакомый?

-Тогда я перестаю анализировать фильм. Кино люблю до самозабвения! Если это талантливо и интересно, погружаюсь в созданное пространство. Был потрясен «Лунным папой» с Чулпан Хаматовой в главной роли. Там все сделано безупречно! Смотрел фильм со слезами умиления на глазах.

-Вас часто называют секс-символом нашего кино...

-В этом есть большая условность, особенно с точки зрения киноиндустрии. Но иначе как с иронией к этому титулу относиться не могу. Наверное, это важно для поклонников, но в профессиональной среде на подобные звания смотрят весьма скептически.

-О, как вы посмотрели на обручальное кольцо!

-Я часто это делаю (улыбается). Когда тебе уже тридцать лет, а за плечами не так много работ, хочется добиться каких-то более серьезных успехов.

-Существует ли женский идеал?

-Да, мой идеал — жена Маша.

-Сколько лет вы вместе?

-Восемь. Пять лет мы прожили в гражданском браке, а потом оформили отношения. В кольце, наверное, есть некий смысл, который действует на тебя помимо сознания.

-Детей планируете или посвятите жизнь искусству?

-Мы думаем об этом. Всему свое время. Все — больше я ничего не скажу.

-Расскажите о вашей семье...

-Я вырос в классической интеллигентской московской семье. Дедушка работал старшим инженером. Бабушка возглавляла одно из подразделений аэрогеологии Советского Союза. Мама психотерапевт, папа филолог. Почему я стал актером - сложно сказать. Никаких семейных примеров и следования традициям не было.

-Часто вы бываете в гостях у отца? Он ведь живет в Бостоне...

-Видимся редко. Отец оказался в Америке, когда еще был Советский Союз. Он классический ученый-затворник. Сейчас расскажу одну семейную историю — и вы сразу все поймете. В тот момент, когда я должен был родиться, отец занимался историей князя Галицкого и под влиянием этой личности и назвал меня Даниилом.

-А как мама отнеслась к вашему профессиональному выбору?

-Она была рада. Но если бы мне подробнее рассказали об актерской профессии, может быть, я и передумал бы. Негативных сторон много, но о них не стоит говорить. Ведь у зрителей должно оставаться ощущение недосказанности и тайны.

 Беседовала Наталья Юнгвальд-Хилькевич