На правах рекламы:

• Фольга на бумажной основе на http://центр-печей.рф.




Интервью каналу 10+

Ведущий - …… у меня Даниил Страхов в гостях и половина женского коллектива мне сказала примерно следующее: «Так это же новый секс символ». Вас не расстраивает такая позиция, что Вы новый секс символ?

Даниил – Что я новый именно?

Ведущий – Могу сказать, что мужчина обычно этот вопрос не задает, такой про секс символ. Очень странный вопрос, но все равно…

Даниил - Я об этом вообще не думаю. Я не думаю кто я, с позиции некого такого вот странного ранжира.

Ведущий – Это такой несколько вульгарный ранжир, согласен.

Даниил – Почему же. Я не знаю, может быть где-нибудь в Голливуде называться секс символом менее вульгарно, чем у нас, я не берусь об этом судить. Но у нас как-то все это выглядит несколько смешно, если к этому относится человек с самоиронией, значит у него все в порядке.

Ведущий – Вы с самоиронией, как я понимаю?

Даниил – Безусловно, потому что относиться к этому серьезно было бы достаточно странно.

Ведущий – Сейчас к иронии вернемся, знаете в какой степени: вы знаете, вот сейчас наверно происходит период вступительных экзаменов в театральные институты …

Даниил - По-моему, они уже закончились.

Ведущий – Нет, они ещё продолжаются, мне кажется…

Даниил – Да?

Ведущий – Ну, мне кажется, не важно. Суть не в этом.

Даниил – Ну, предположим…, что они ещё продолжаются.

Ведущий – Предположим. Я вам сейчас расскажу историю…, ещё одна история, я буквально недавно видел по телевизору. Приходят молодые люди, перед ними сидят мастера, которые набирают класс. Они говорят: «Ну что, молодой человек, вы нам сегодня нам почитаете?» Ну, Крылова, как обычно, штатная история. Он начинает читать про ворону и лисицу. Вы помните, как вы это сделали?

Даниил - Ой, мне так повезло, потому что в силу каких-то внешних данных от меня никто не требовал смешить вступительную комиссию. Поэтому я достаточно рано перестал читать всякие басни и сконцентрировался на чтении лирических стихов и драматической прозы.

Ведущий – Ну, всё было просто, вы пришли спокойно… Кстати, а когда вам пришла такая мысль? Вы как-то однажды проснулись лет в 17 или 16 и решили, стану, наверное, актером.

Даниил - Ну, наверное, в силу того, что я последние два года учебы в школе практически не появлялся в ней, потому что я занимался какими-то другими делами. Осваивал жизненные пространства, скажем так. Все те знания, которые я накопил за все предыдущие годы, они, разумеется, за последние два года растаяли. Поэтому я мало что умел и мало что мог. А любой мальчик или девочка, которые думают, о том, что они хотят стать актерами, они думали, что главное поступить, а потом все будет хорошо, и я, безусловно, подпал под это обаяние театрального сообщества.

Ведущий – Нет, я к чему. Знаете, некоторые мальчики просыпаются и говорят: «А может быть я стану моряком или летчиком. Моряки и летчики – они честные». А вот актеры – это совсем обман. Хотя у моряка и летчика все расписано вперед, он там лейтенант, старший лейтенант, капитан, может быть генерал, если сильно повезет. А вот у актера как? Не у всех получается, мне кажется.

Даниил - Об этом дети не задумываются, когда они поступают в театральные училища. Они же не думают, что все обман и что все это некая иллюзия, великая или невеликая, это уже вопрос другой.

Ведущий – Вот, кстати, вопрос этой иллюзии, вот этой грани иллюзии, как её не перейти? Потому что огромное количество людей, которые поступают, заканчивают, но скажем, столичные ВУЗы – это столичные ВУЗы, Екатеринбургский ВУЗ – это Екатеринбургский ВУЗ и не все выбиваются и становятся знаменитыми и не все талантливы, по большому счету.

Даниил – Это нормально, что не все талантливые. Среди летчиков не все Чекаловы.

Ведущий – Согласен.

Даниил – Это вполне нормально. Это нужно понимать.

Ведущий – А как тогда этот вот успех можно запрограммировать? Его можно запрограммировать, вообще?

Даниил – Как, вообще, можно запрограммировать успех? Когда человек начинает заниматься бизнесом, он же не может себе гарантировать, что он разбогатеет и станет миллионером. Это было бы глупо. Либо ему очень повезет, и он, дурак, станет миллионером, но, скорее всего, он им не станет, если он так в этом уверен.

Ведущий - На самом деле, по большому делу, такое слово – случай, я так понимаю?

Даниил – Актерская профессия, конечно же, она очень случайна, безусловно. И среди людей, которые чего-то добиваются в актерской профессии, наверное, я бы посмел так сказать, много людей, которые оказываются на этом небосклоне звездном, тоже случайно. И не все этого заслуживают, и это нормально. В силу того, что наш рынок киноиндустрии разрушен, процент этой случайности, разумеется, растет. Это тоже нормально, это некое веяние времени, это пройдет.

Ведущий - Мне всегда задавался вопрос. Ежегодно, наверное, тысячи актеров выпускаются из различных, всевозможных школ, институтов. Тысячи, тысячи. Многие не доходят до конца, многие понимают, что больше-то делать ничего не умеют.

Даниил – Мое глубокое убеждение в том, что, по крайней мере, это касается мальчиков, я об этом неоднократно говорил, что мальчикам нужно поступать в актерский где-нибудь так начиная с 25-27 лет. Когда человек уже что-то попробовал, что-то сумел или не сумел, но, по крайней мере, приобрел некий опыт и пришел к этой профессии осознано, а не так, как допустим я в 17. Что я мог сыграть в 18 лет , 19, 20, учась в театральном училище и не понимая, кто я, что я, что я могу и каким местом, извините, мне играть. Потому что я был молод, и в любом случае некий опыт человеческий он очень важен и нужен, для того чтобы актер мог что-то выносить на сцену и заставлять зрителя о чем-то задумываться.

Ведущий – А заставлять задумываться это главное или неглавное?

Даниил - Это вопрос гипотетический. Допустим, наш спектакль «Мандрагора», он не заставляет людей о чем-то задумываться, он заставляет людей рассмеяться. И это замечательно. Вообще, сама постановка вопроса, что искусство должно сеять разумное, доброе, вечное – это правильно, но это не так.

Ведущий – Нет, я, кстати, про искусство-то вообще ещё не начал говорить. Возвращаясь к тому вопросу, в 25 лет, в 20-25 лет поступать в театральные институты. Могу вам сказать, что у меня есть один знакомый удивительный. Он где-то в 26 поступил во ВГИК, при этом у него был хороший бизнес, у него было все хорошо. Через два года он позвонил и сказал, ты понимаешь, они занимаются какими-то детскими играми во взрослой жизни. Я не могу себе это объяснить, я не могу к этому приспособиться. Он все-таки закончил все это дело и вернулся таки на обратную стезю, которой он занимался. Меня вот это вот беспокоит больше всего. Вот как с этим бороться, с этим же никак бороться нельзя?

Даниил – А зачем с этим бороться? Любая форма творчества - это игра. Если человек любит играть в любые игры, то он это делает. А если он не умеет или не хочет играть, то он не будет этим заниматься. Это вопрос внутреннего желания и способностей. Кто-то всю жизнь не может остановиться и всю жизнь играет, а кому-то это неинтересно.

Ведущий – Даниил, а есть такой первый человек, который сказал, вот Даниил Страхов – он талантливый. Кто сказал первый раз?

Даниил – Я не знаю.

Ведущий – Никто не сказал?

Даниил – Я не знаю. Мне так много говорили, что я неталантливый, что я практически в это поверил. Что касается какого-то первого раза, я, наверное, был так рад это слышать, что от радости забыл кто это и что это.

Ведущий – А нет такого вот человека, который сказал первый раз, что Страхов – он талантливый. Страхов об этом узнал. Подумал, действительно, может я талантливый. Вроде как бы сейчас все хорошо и бизнес более или менее, и вроде занят везде. Не боитесь такого, что в один прекрасный момент ваш телефонный аппарат…, вам никто не позвонит и ничего не скажет? Что все это однажды кончится?

Даниил – Во-первых, я не жду, что мне кто-то позвонит и скажет, что я талантливый. Эти вещи я решаю сам с собой, скажем так. Я сам смотрю на свою работу и решаю, как я её сделал, хорошо или плохо. Во-вторых, любой актер, который занимается своим бизнесом, как вы говорите, он должен понимать, что однажды его телефон может замолчать навсегда. И чем чаще он себе об этом напоминает, тем здоровее будет.

Ведущий – Итак, дамы и господа, мы продолжаем. В гостях у нас Даниил Страхов. Многие у меня в гостях были актеры, известные и неизвестные, плохие и не очень плохие, талантливые и неталантливые, алкоголики и неалкоголики. Другой вопрос, всегда есть какое-то разделение, кому-то ближе театр, кому-то ближе кино, кому-то ближе телевидение. Или для вас все это симбиоз своей занятости или не симбиоз своей занятости? Где лучше, где удобнее, где комфортнее?

Даниил – Отвечу так, если актеру удобно, то это уже первый тревожный звоночек. Актеру не должно быть удобно. Если ему удобно, то значит, он засыпает. Если он засыпает, то значит, он неинтересен, скажем так. Мне везде интересно. Да, везде.

Ведущий – А нет такого ощущения, что пройдет ещё лет 20-30 и это превратиться все в примерно такое: утром встаешь, вечером спектакль, утром встаешь, вечером спектакль… Это превратиться в некий завод, неэмоциональный завод. Как это все окрасить? Как вы себя окрашиваете эмоционально в этой ситуации.

Даниил – Сложный вопрос. Любая профессия подразумевает некий профессионализм. Извините за тавтологию. Поэтому, в любом случае, конечно, некий момент повторов, будь то в актерской профессии или будь то в профессии телеведущего он неизбежен. Как этого избежать? Не знаю. Наверное, пройдет 20 лет и, если мы с вами встретимся, я вам смогу на этот вопрос ответить.

Ведущий – Народ ходит в театр, значит хорошо. Или не всегда ходит?

Даниил – Есть такое некое правило, почему-то считается, что в тоталитарном государстве в театр ходят лучше. Допустим, есть такое мнение.

Ведущий – Спасибо большое, за то, что вы сегодня пришли, и, думаю, на этой фразе мы закончим: в тоталитарном государстве в театр ходят лучше и больше.

Даниил – Да, но я это сказал без всяких…

Ведущий – Абсолютно никакого политического окраса.

Даниил – Абсолютно.

Ведущий – Спасибо большое.