На правах рекламы:

http://cdmaker.ru/ тиражирование cd cdreplication тиражирование.

электронные сигареты, удобная доставка электронных




Театр-убийца (2001)

Афиша спектакля «Театр-убийца» (2001)

Режиссер: Сергей Голомазов
Автор: Том Стоппард
Театр: т-р под руководством Армена Джигарханяна

О спектакле:
Интерес к Тому Стоппарду, восхитительному и загадочному англичанину, парадоксалисту и пересмешнику, скептику и фантазеру, умнику и снобу, – случаен ли он? Ведь как всегда хочется вывести некую “закономерность”, что у самого Стоппарда с его убийственной ироничностью, с этим его упоительным, непроницаемо-английским юмором непременно вызвало бы приступ уничтожающего смеха!
Итак, в чем же закономерная случайность возникновения “стоппардовского бума”? Отвечу: в игре. Мотив подмены: суть – видимостью сути, когда вместо оригинала вам незаметно подсовывают фальшивку, – невероятно современен и есть на самом деле сюжет для очень большого рассказа. Стоппард этот рассказ пишет, начиная со своей первой, вмиг ставшей знаменитой пьесы “Розенкранц и Гильденстерн мертвы”. Стоппарда невозможно играть по правилам психологического театра, но, играя его ломкость, остроту, гротеск, играя его игру, в то же время каким-то “боковым видением” следует не терять из поля зрения и “правду жизни” тоже. Потому что он не просто театральный лицедей, насмешник и парадоксалист, но и печальный, умный и тонкий философ. Причем философия его при всей своей кажущейся заумности и отвлеченности – про живых людей, о которых, как ни странно, в действительности замечательно много понимает. Его особую манеру когда-то уловил давно от нас уехавший Евгений Арье, первым на московской сцене Стоппарда представивший. Сергей Голомазов, игравший в том спектакле Гильденстерна, урок запомнил и интерес к Стоппарду сохранил. Именно он и стал автором спектакля “Театр-убийца” по пьесе Стоппарда “Настоящий инспектор Хаунд”, поставленного в Театре под руководством Армена Джигарханяна.

Приметы: бешеный темп; пародийность, то потаенная, то откровенная, даже вызывающая; жанр “мистического триллера”, ныне несравненно более популярный, нежели в давнем 1968 году, когда пьеса эта была написана. В умных руках режиссера и его труппы он, конечно же, играется “понарошку”, и вся “инфернальность”, и все детективные ходы, и приемы, и приколы, конечно же, не всерьез. Всерьез – и чем дальше, тем больше – мотив дублеров. Недаром монолог одного из персонажей режиссер переносит из самого начала в финал. В финале спектакля режиссер заставляет нас на миг перевести дыхание и прислушаться к неожиданно в этом каскаде трюков и придумок звучащему Слову: “Порой я мечтаю о революции, о кровавом государственном перевороте, осуществленном лицами второго ранга; о трупах ведущих актеров, которых перерезал запасной состав; ...я мечтаю о том... как марширует армия ассистентов и заместителей, помощников командира, вторых призеров: они штурмуют дворец, где второй сын уже занял трон, совершив цареубийство посредством крокетной клюшки; вторые мира сего да станут в первый ряд!”

Впрочем, подобные пассажи, когда беззаботная ирония сменяется горьким сарказмом, у Стоппарда редки: подобно другим великим английским парадоксалистам (к примеру, Уайльд), он меньше всего хотел бы прослыть моралистом. Потому не буду и я мысль свою развивать и педалировать – лучше назову актеров, ибо они того заслуживают.
Это Владимир Капустин и Станислав Дужников (критики Мун и Бердбут), Елена Медведева (миссис Драдж), Даниил Страхов (Саймон), Ольга Кузина (Фелисити), Вера Бабичева (Синтия), Олег Пышненко (Магнус), Илья Каданцев (инспектор Хаунд). В пьесе Стоппарда можно сыграть просто забавный, ни к чему не обязывающий парадокс, а можно за его маской расслышать подлинную боль.
В спектакле Сергея Голомазова не только и не просто играют Стоппарда, но внимательно вслушиваются в него. Как мне кажется, не без пользы.