На правах рекламы:

• розы - 25 роз

утилизация мебели - вывоз старой мебели из квартиры в Москве




Интервью на телеканале «Домашний»

Вед. – Доброе утро, Даниил

Дан. – Доброе утро

Вед. В самом начале карьеры Вы получили премию «Московские дебюты» за исполнение роли князя Николая Аблеухова в спектакле «Петербург». Как Вам кажется, опыт игры князя помог Вам над созданием образа барона, барона Корфа из «Бедной Насти»?

 Дан. – Ну, знаете, сложно ответить на этот вопрос . Любой опыт, он полезен. Но эти роли, они, как бы они, они в принципе разные. Мало того, что разные в силу того, что телесериал, да? Теленовелла, так называемая, телероман, как хотите называйте и театр – это все-таки разные вещи….

 Вед. Но историческая эпоха…

 Дан. – Ну, скажем так – не помешал.

 Вед. Не помешал… Историческая эпоха, возможно какая-то информация о манерах, все- таки внешние детали актер наверняка считывает и себе заносит в багаж, когда работает над ролью?

 Дан.- Ну, что касается эпохи, то в «Бедной Насте» это все-таки была эпоха, но псевдо эпоха. Это скорее сказка, нежели некие, т.с. реальные исторические правды, да? А что касается «Петербурга» по роману Андрея Белого, то это все-таки такая старая , даже не скажу, что добрая традиция Гоголевской литературы, литературы Достоевского, которую продолжил Андрей Белый… Поэтому, конечно, в принципе – это по своему жанру вещи абсолютно, т.с. несравнимые друг с другом . Это не значит, что одно плохо, а другое хорошо…

 Вед. – Я хотела связать..  Ну, Вы уже, конечно поняли… Два слова - барон и князь, в одну некую логическую цепочку. Многие, отмечая Ваши аристократические манеры, внешность, награждают Вас эпитетом – роковой мужчина. А что для Вас ваша внешность? В профессии актерской?

 Дан.- Да собственно говоря – это мой инструмент, я к этому отношусь очень утилитарно, вот есть то, что есть , нужно, чтобы вот с этим инструментом я работал так, чтобы быть успешным. Уж простите за такое слово (смеется).

 Вед.- А в жизни как Вы относитесь к своей внешности?

 Дан. – Да Вы знаете, ну, как-то за тридцать лет я к этой внешности привык, по этому поводу особенно не думаю. Ну, вот какая есть, Слава Богу что такая, папа, мама, спасибо.

 Вед.- Да, папе, маме, спасибо и отдельный привет… А у нас есть телефонный звонок. Вам вопрос….. Доброе утро…. ( гудки) Что, тех-ни-чес-киииии…. Я надеюсь, что мне передадут вопрос, который так интересовал наших телезрительниц…

-Над телероманом «Бедная Настя» работало много режиссеров. Вот такая схема, она стресс для актера, или  подарок?

Дан.- Стресс, он же – подарок. Ибо, чем больше вообще в актерской профессии стресса, который носит, в принципе, положительный характер, потому, что есть работа. Если есть работа, где много режиссеров, значит это стресс и он же – подарок. Безусловно это сложно, безусловно не всегда удавалось договориться со всеми об одном и том же, безусловно поначалу сериала у одного режиссера было одно мнение о том, кто такой Корф. У другого режиссера было другое мнение - кто такой Корф. У меня - было третье. Но, т.с……

 Вед. А в конечном итоге телезрители увидели какого? Чьего Корфа?

 Дан. – Ну, я думаю, что в принципе, как сказать…. Безусловно, в таком формате,  личностный взгляд и личностное прочтение роли очень важно. У режиссеров часто просто не хватает времени. Во-первых, для того, чтобы свести все концы воедино и чтобы договориться друг с другом. А актер – это единственный человек, который в принципе, да?  По прошествии, не знаю, двадцати, тридцати, сорока серий знает про него все. И поэтому, конечно, в результате мы все пришли, т.с. к некому общему знаменателю и часто на площадке возникала ситуация, когда я говорил: «Извините, там , Петр Саныч Штейн, но вот Владимир Иваныч вот так вот не может, вот никак, давайте как-нибудь поменяем. И, безусловно, к этому, т.с. все прислушивались, потому, что понимали, что вот в этой части материала я все-таки, т.с. уже давно-давно…..

 Вед. – Покорфее буду….

Дан. – Покорфее, да.

 Вед. – Сериал, длиною в 100 серий – это новые технологии, это новый подход к съемкам. Правда, снимая, допустим, пятую серию, Вы еще не знали как будут развиваться события в тридцатой ?

 Дан.- Правда. И в этом заключались, и страсть, и кайф, и сложность , и вот тот самый стресс, о котором Вы говорили. Но это, как в жизни. Вот мы живем, мы же не знаем, что с нами случится через два часа. Ну, по большому-то счету. Вот на улице Правды все, т.с., лежит в руинах . Кто знал три дня назад, что так будет? Соответственно, и, вот в данном формате такая особенность, которая в общем, с одной стороны – очень напрягает актера, а с другой стороны – заставляет его существовать вот в этом режиме он-лайн, как в жизни.

 Вед.- Хорошо, а могли ли Вы лично влиять на сюжет?  Вот, именно сюжет?

Дан. – Ну, скажем так, я пытался (смеется).

 Вед.- В каких случаях?

 Дан. – Но у меня это не получилось. У меня была большая мечта…

 Вед. – Так..

 Дан. – Чтобы этот телесериал, этот телероман, закончился таким образом, чтобы Владимир Иваныч Корф и Анна Платонова не поженились, да? Так, как это произошло… А чтобы был некий вариант русского финала, когда в силу смерти героя Антона Макарского , нашего героя – Владимира Ивановича Корфа – ссылают на Кавказ. Вот. Он уезжает на войну и не известно вернется он или нет. И вот в этот момент, при этом расставании, зрители, разумеется,  с моей точки зрения, получили бы гораздо больший катарсис от такого чисто русского финала, когда главный герой, один из главных героев уезжает на войну, а его возлюбленная не известно, т.с., дождется – не дождется,  вернется-не вернется…

 Вед. – А Вы знаете как, Вы эту идею не выбрасывайте…

 Дан. – А я не выбрасываю… Я поэтому о ней и говорю (смеется)

 Вед. – Пусть она полежит, вылежится…

Дан. – Я поэтому на канале….

 (Хором с ведущей) – «Домашний» об этом и говорю…

 Вед. – Сериал «Талисман любви» делала практически та же команда , что трудилась над «Бедной Настей». Вот это как-то на процессе съемок сказалось? Может быть снимали уже быстрее, или еще веселее….

 Дан. – Веселей – безусловно. Потому, что Саша Назаров – человек с таким неисчерпаемым юмором, что рядом с ним на площадке волей-неволей начинаешь улыбаться….

 Вед. – Саша Назаров…..

 Дан. – Саша Назаров – это главный режиссер-постановщик «Талисмана любви» . А, быстрее – да, но не всегда. Ибо все-таки команда отчасти поменялась, отчасти технология съемки немножко изменилась. Не смотря на то, что вот эта технология съемки, в таком режиме, была освоена. Технология компании «Сони пикчерс», но, в «Талисмане любви» очень много сцен, очень много съемок происходило, на, так называемом хромакее, вы знаете что это такое. Очень много было компьютерной графики. Очень много было монтажных съемок, когда мы практически вынуждены были выпускать продукт, схожий с киношным, но вот в таком режиме бешеной гонки. Поэтому, конечно, там возникали свои сложности.

Вед. – Даниил, у нас остается четыре минуты, а мне хочется много узнать. Вот в интервью газеты АИФ вы сказали: «Для того, чтобы сыграть других людей -  ты должен очень хорошо знать себя. Актерская профессия это «путь к себе». - Вы можете объяснить, как это работает.

Дан. – Как это работает?

Вед. – Да. Ну, на примере, допустим, одной из ваших ролей. В частности, Дориана Грея. И, не грех будет еще раз напомнить нашим телезрителям, что Даниил Страхов - это еще и театральный актер, которого номинируют и награждают уважительными, заслуживающими уважение премиями. В частности - на Чайку, за работу в спектакле Дориан Грей, Даниил Страхов был номинирован. Что в Вас от Дориана Грея?

Дан. – Я надеюсь, что мало у меня от Дориана Грея.

Вед. – А что у Дориана Грея от Вас?

Дан.- Безусловно, нарциссизм в той или иной мере, как его противоположность - самобичевание, самоистязание, самокопание. Это все  свойственно любому человеку. Другое дело, в какой доле, в каком масштабе. Что касается вообще влияние ролей на актеров – это большой и сложный вопрос. У нас осталось 3 минуты, поэтому на этот вопрос я Вам не отвечу.

Вед. – На этот вопрос Вы ответите в следующий раз. А у нас звонок. Здравствуйте счастливи…ца! Да?

Зрит.- Нет счастливец.

Вед.- Счастливчик? Ну, я очень рада. Как Вас зовут….

 Зрит. – Валерий …….

 Вед - Ваш вопрос, Валерий…

 Зрит. – У меня вопрос к Даниилу.  Даниил,  будьте добры, скажите, пожалуйста, как Вы видите свое примерно будущее и на каком этапе Вы остановитесь?

Дан. - Смеется

Вед. – А то слишком размашисто пошел, да Валерий?

 Дан. – Когда я умру, когда я остановлюсь? Я не совсем понял. Я надеюсь, что профессия даст мне возможность существовать в ней дальше. Я надеюсь, что я в ней буду счастливым. В этом нет ничего плохого. А что касается планов каких-то, может быть про это.

Вед. – Ну, давай те не загадывать далеко вперед. Да, планы.

Дан. – Ну, планы, планы, планы… Я надеюсь, что скоро все увидят фильм Александра Владимировича Рогожкина «Перегон». Что касается каких-то будущих работ, я об этом заранее говорить не буду, потому, что не все контракты еще подписаны.

Вед. – А «Перегон» уже снят?

Дан. – Перегон уже снят, он уже, т.с., смонтирован.

Вед. – Вы там кого играете?

Дан.- Я там играю капитана Лесневского, одна из центральных ролей.

Вед. – Он что за человек?

Дан.- Он человек, человек, человек , человек сложный, хороший.

Вед. – Хороший?

Дан. – Да, хороший.

Вед. – Вот это - хорошо.

Дан. – Это очень хорошо. Я очень рад тому, что…

Вед. – И все же, о чем вы мечтаете как актер? Я почему радуюсь, что он хороший, Ваш герой из Перегона, потому, что всегда опасаешься, когда начинают эксплуатировать образы и отрадно, что у Вас есть и негодяи, и маньяки, есть и исторические личности и хорошие люди. Вы о чем мечтаете как актер? Может быть, сыграть женщину?

Дан. - Нет. Женщину, женщину...

Вед. - Виолу и Себастьяна Клара Лучко в "Двенадцатой ночи" отлично сыграла. У Вас бы тоже, наверное, получилось. С ресницами нет длиннее.

Дан. - Я Себастьяна уже сыграл.

Вед. – А, уже сыграл, уже не интересно.

Дан. - В спектакле театра Моссовета "Двенадцатая ночь". Это уже пройденный этап. Что касается Виолы, или вообще в принципе женских ролей, почему нет если это будет интересно, если в этом не будет патологии. Простите.

Вед. - Прощаем. Потому, что любим. Даниил Страхов сегодня в прямом эфире закрывал «Полезное утро» на «Домашнем». Большое спасибо.